Химиотерапия не помогает опухоль растет

Химиотерапия не помогает опухоль растет

Наш эксперт – врач-онколог, гематолог, член Европейского общества медицинской онкологии (ESMO), член Нейроонкологического общества, кандидат медицинских наук Михаил Ласков.

Зачастую предстоящее лечение пугает больных больше, чем сам диагноз. Ведь если насчёт операции у большинства пациентов предубеждений нет (надо так надо), то по поводу химиотерапии их масса. Порой из-за этого люди даже отказываются от лечения, предпочитая народные способы, что, конечно, приводит к непоправимым последствиям.

Миф 1. Химиотерапия губит не только раковые клетки, но и иммунитет. Поэтому от неё больше вреда, чем пользы.

Правда. «Химия» снижает иммунитет, но не настолько, как многим представляется. Главным образом страдают показатели крови – гемоглобин, лейкоциты, тромбоциты. Однако они довольно быстро восстанавливаются. Тем не менее больные должны остерегаться инфекций. Рак не является абсолютным противопоказанием для прививок, например от гриппа, а вот сама эта инфекция для ослабленного организма может быть опасна. Поэтому больным стоит посоветоваться со своим онкологом о возможности вакцинации и о предпочтительном типе вакцины. Самостоятельно принимать такие решения, конечно, не следует.

Что касается долговременных побочных эффектов «химии», то они крайне редки. Лишь у 2–3% пациентов могут длительно сохраняться проявления сердечной недостаточности, нарушение работы почек, проблемы, связанные с нервными окончаниями. У остальных повреждений либо вообще не бывает, либо восстановление наступает в течение нескольких месяцев после завершения терапии. Но даже если «побочка» не проходит, с ней можно и нужно бороться. Например, иногда (по показаниям) приходится стимулировать работу костного мозга, чтобы восстановить показатели крови, а иногда достаточно просто немного подождать – и всё приходит в норму самостоятельно. Но тактику лечения должен определять только врач. Кстати, необязательно онколог. Можно обратиться к профильным специалистам – в зависимости от того, какой орган дал сбой.

Миф 2. Химиотерапия бесполезна. В Интернете гуляет ссылка на некое исследование 2004 года, где утверждается, что «химия» повышает выживаемость всего на 2,2%.

Правда. Такие заявления нелогичны. Ведь при каждом виде рака, а также стадии болезни и характеристике самой опухоли химиотерапия имеет разную эффективность. Поэтому разговор о процентах – это что-то вроде измерения средней температуры по больнице. Химиотерапия имеет доказанную эффективность. Причём в некоторых случаях это единственный способ лечения. И излечения. Например, при опухолях крови. Но, несмотря на то, что в терапии солидных опухолей химиотерапия – это лишь часть комплексного лечения, есть данные, что иногда рак удавалось победить только с помощью химиотерапии.

Миф 3. Эффективность «химии» зависит от выраженности «побочки». Если волосы не выпали и самочувствие не ухудшилось, то и эффекта не жди. И наоборот – если переносится плохо, то всё идёт хорошо.

Правда. В большинстве случаев это не так. «Химия» переносится индивидуально: кто-то на фоне лечения сильно худеет, другие, наоборот, набирают килограммы, у кого-то неприятных симптомов практически нет, у других – ещё какие. И даже проявления могут быть прямо противоположными. Например, одни на лекарства реагируют поносом, другие запором. Но всё это не говорит об эффективности терапии. Тем не менее косвенные выводы иногда сделать можно. Например, есть определённая группа лекарств, которые дают кожную сыпь. И врач понимает: если пациент, которому прокапали такое лекарство, пошёл прыщами – это хорошо, а если он остался с чистой кожей, скорее всего, лечение не действует. Или, например, при раке яичников у некоторых больных периодически скапливается жидкость в брюшной полости, которую раз в месяц надо откачивать. Если на фоне лечения жидкость приходится откачивать чаще, значит, «химия» не помогает.

Миф 4. Химиотерапия проходит настолько тяжело, что всё время, пока идёт лечение, а это не меньше полугода, человек прикован к постели. Не может ни работать, ни гулять, ни, конечно же, заниматься спортом.

Правда. Побочные явления химиотерапии продолжаются всего несколько дней, затем происходит восстановление, и человек чувствует себя как обычно. Некоторые люди и вовсе почти не ощущают дискомфорта. Кроме того, уже пару десятков лет применяется сопроводительная терапия, которая помогает поддерживать хорошее качество жизни во время лечения. Большую роль в этом играют современные противорвотные лекарства. Благодаря этому многие больные во время лечения продолжают работать, заниматься детьми и прочее. К тому же наука не стоит на месте. Например, сегодня активно развивается иммунотерапия, обещающая сделать лечение рака не только более эффективным, но и менее токсичным. Появились и продолжают испытываться новые цитостатики – лекарства, благодаря которым бороться с раком будет собственная иммунная система человека. Например, в лечении меланомы в мире сегодня нашлось место онколитическим вирусам. Эти препараты в виде инъекций вводятся в опухоль и уничтожают её. Благодаря им удалось значительно продлить жизнь людям с одним из самых агрессивных видов рака.

Что касается спорта, то высокие нагрузки при «химии», конечно, не показаны, но физическая активность, наоборот, помогает лучше себя чувствовать и легче переносить лечение и соответственно увеличивать его эффективность. Самые полезные – аэробные нагрузки (ходьба, езда на велосипеде, катание на лыжах).

Миф 5. Во время лечения нужно придерживаться особой диеты. Например, чтобы уморить рак, надо перестать есть мясо. Или не употреблять сладкого и мучного. Голодать, в том числе на сухую. Пить соду и прочее.

Правда. Всё это ерунда. Действительно, есть мнение, что во время лечения лучше не увлекаться красным мясом, но это не значит, что его нельзя есть вовсе. То что рак питается сахаром и поэтому больным людям категорически запрещено есть сладкое – это просто миф. Конечно, не надо есть одни пирожные – питание должно быть сбалансированным. Хорошо, если в рационе будет много белка, в том числе растительного. Голодать при «химии» нельзя, а уж сухие голодовки проводить тем более. Наоборот, пить надо много – это поможет почкам лучше справляться с лечением. О пользе соды говорить и вовсе нелепо.

Читайте также:  Аналог глазных капель катионорм

Миф 6. Поскольку эффективность «химии» сохраняется, только если довести лечение до конца и строго соблюдать интервалы между курсами, любую «побочку» надо терпеть и не жаловаться. Ради выживания можно всё снести.

Правда. Нет, так поступать нельзя. Именно поэтому перед «химией» всегда берут общий и биохимический анализы крови, анализ мочи, назначают ЭКГ. Если проводить лечение человеку, у которого критично снизились показатели крови или не справляются печень и почки, он может погибнуть. Даже на небольшое снижение нельзя закрывать глаза – ведь, если провести курс «химии» на таком фоне, это не поможет больному пройти дальнейшее лечение, а, наоборот, скорее всего, сделает его невозможным. Поэтому надо просто доверять своему врачу и обсуждать любые возникающие вопросы.

Миф 7. Бросать курить и выпивать при прохождении химиотерапии необязательно. Чего уж теперь – ведь самое страшное уже случилось.

Правда. Курение и злоупотребление алкоголем при химиотерапии – дополнительная токсическая нагрузка на организм. Поэтому с вредными привычками надо попрощаться. И лучше не только на время лечения, но и после, ведь, даже вылечившись от одного рака, можно заболеть другим. Например, курение – один из главных факторов риска для рака лёгкого. Но бокал хорошего сухого красного вина или немного другого качественного алкоголя – для аппетита и настроения – можно себе позволить даже тем, кто проходит лечение.

Миф 8. Беременным, решившим сохранить ребёнка, «химию» не делают.

Правда. Не всегда. Всё зависит от самой болезни. Например, при раке щитовидки чаще всего лечение можно отложить до родов – и ничего страшного не произойдёт. При некоторых других видах опухоли «химию» проводят во время беременности, и плод от такого лечения не страдает. Сейчас есть много способов в любых ситуациях пробовать бороться как за жизнь матери, так и ребёнка. Но иногда больным приходится делать тяжёлый выбор и решать: либо спасать свою жизнь, либо сохранять ребёнка.

Онкология — одна из самых сложных сфер медицины. В настоящее время многие злокачественные опухоли хорошо изучены, о них имеется много данных. Но зачастую эти данные сложны для понимания. Человеку без медицинского образования очень непросто увязать их в общую стройную картину.

Медицина — не математика. То, что в ней происходит, нельзя четко разделить на «черное» и «белое». Организм человека можно сравнить со сложным уравнением, в котором тысячи неизвестных. Решая его, зачастую нельзя получить точный однозначный ответ. В медицине дважды два не равно четырем. Врач скажет, что получается примерно четыре с вероятностью 90% плюс-минус 0,051.

Все это бывает очень сложно объяснить пациентам. А там, где человек не до конца понимает ситуацию, возникает масса сомнений и вопросов. Действительно ли медицина может помочь? Врач понимает, что со мной происходит, и как меня лечить? Работает ли курс химиотерапии, который мне назначили?

В этой статье мы постараемся ответить — максимально подробно и понятно.

  • В первую очередь нужно понимать цель лечения
  • На основании чего врач приходит к выводу о том, что именно данная комбинация препаратов поможет конкретному пациенту?
  • Что такое ремиссия?
  • Как контролируют эффективность химиотерапии в процессе лечения?
  • Что делать, если вы сомневаетесь в эффективности лечения?

В первую очередь нужно понимать цель лечения

В большинстве случаев единственный радикальный метод лечения, который помогает избавиться от рака — хирургическое вмешательство. Противоопухолевые препараты применяют как дополнение к операции, чтобы уничтожить оставшиеся раковые клетки и снизить риск рецидива.

Если основным методом лечения является химиотерапия, а не хирургия, это, как правило, говорит о том, что опухоль успела сильно распространиться в организме. Она неоперабельна, имеются отдаленные метастазы. Прогноз в плане полного излечения от рака в данном случае неблагоприятен. Скорее всего, врачи не смогут полностью ликвидировать опухолевый процесс.

Но это еще не приговор. Таким пациентам можно помочь. Химиотерапия может преследовать другие цели:

  • Затормозить или полностью остановить рост опухоли.
  • Уменьшить размеры опухоли.
  • Продлить жизнь больного.
  • Избавить от мучительных симптомов.
  • Улучшить общее состояние.

Для пациента с самого начала важно понимать: для чего врач назначил химиопрепараты, какого результата он ожидает? Обязательно побеседуйте с доктором на эту тему. Не бойтесь задавать вопросы. Это поможет избежать недопонимания и ненужных сомнений в будущем. Если у вас нет медицинского образования, в некоторых моментах вам будет сложно разобраться сразу. Не стесняйтесь, попросите доктора еще раз объяснить более понятным языком.

На основании чего врач приходит к выводу о том, что именно данная комбинация препаратов поможет конкретному пациенту?

В настоящее время существует огромное количество разновидностей химиопрепаратов и других противоопухолевых средств: таргетных препаратов, иммунопрепаратов, гормональных препаратов. Как понять, какие именно и в каких комбинациях помогут в вашем случае? Ни один онколог не сможет на 100% правильно ответить на этот вопрос, руководствуясь лишь собственным опытом. Но этого и не требуется.

Каждый лицензированный химиопрепарат хорошо изучен. Проведены многочисленные клинические исследования с участием тысяч пациентов. Это очень серьезный, сложный и дорогостоящий процесс.

Например, для того чтобы создать и протестировать новый препарат, современным фармкомпаниям в среднем нужно потратить 12 лет и миллиард евро.

Если какой-либо препарат помог или не помог одному пациенту, это еще ни о чем не говорит. Не существует двух людей с полностью одинаковыми организмами, как и двух совершенно одинаковых по своим свойствам злокачественных опухолей. Но когда лекарство проверено на тысячах людей, ученые получают результаты, которым можно доверять, и на которые можно ориентироваться.

На основании проведенных исследований составлены протоколы химиотерапии. Ориентируясь на них, онколог может назначить лечение, которое с очень высокой вероятностью поможет. Конечно же, предварительно нужно провести тщательное обследование, разобраться во всех характеристиках конкретной злокачественной опухоли.

Но даже в рамках протоколов каждый пациент индивидуален. Например, два немелкоклеточных рака легких могут иметь очень разные молекулярно-генетические свойства, и против них будут эффективно работать разные комбинации препаратов. Нужен персонализированный подход, и современные технологии предоставляют такую возможность. В Европейской клинике можно провести специальный анализ и составить «молекулярный портрет» опухолевых клеток. Вместе с результатом анализа лаборатория выдает списки комбинаций химиопрепаратов, которые будут наиболее эффективны в конкретном случае.

Читайте также:  Диарея при гастрите лечение

Что такое ремиссия?

«Доктор, сможете ли вы избавить меня от рака?» Если онколог отвечает на этот вопрос однозначное «да», то он в некоторой степени кривит душой.

Что подразумевает пациент под словом «выздоровление»? Скорее всего, что в его организме не останется ни одной раковой клетки. Проблема в том, что это нельзя проверить ни одним самым современным методом диагностики. Раковые клетки крайне малы и могут находиться в организме где угодно. Они могут годами «спать», а потом начать быстро размножаться и образовать метастазы.

Вместо слова «выздоровление» в онкологии применяют специальный термин «ремиссия»: с помощью доступных на данный момент методов диагностики в организме пациента не обнаруживаются признаки злокачественной опухоли. Это не означает, что в будущем рак не может вернуться. Иногда рецидивирует прежнее онкологическое заболевание или возникает новое. Врачи применяют разные методы профилактического лечения, чтобы этого не произошло. Но полностью застраховаться нельзя, можно лишь снизить риски.

Для того чтобы вовремя выявить возможный рецидив, после наступления ремиссии пациент должен периодически проходить обследования.

В зависимости от того, как пациент отвечает на химиотерапию, онкологи описывают результат лечения разными терминами:

  • Полный ответ (полная ремиссия): опухоль исчезла и больше не обнаруживается.
  • Частичный ответ (частичная ремиссия): опухоль осталась, но уменьшилась на определенный процент.
  • Стабильное состояние: опухоль не уменьшается, но и не растет, не увеличивается количество очагов, не вовлекаются новые органы.
  • Прогрессирование: опухоль растет, несмотря на лечение.

Опухолевые клетки коварны. Со временем в них происходят новые мутации. Начинается самый настоящий естественный отбор, как в теории эволюции: слабейшие быстро погибают под действием химиопрепарата, но сильнейшие выживают и обзаводятся новыми механизмами защиты. Поэтому все противоопухолевые средства помогают лишь в течение некоторого времени. Потом развивается резистентность (устойчивость), и вновь начинается прогрессирование. В таком случае врач назначит новые комбинации препаратов.

Как контролируют эффективность химиотерапии в процессе лечения?

Химиотерапию проводят циклами. Это означает, что пациенту вводят препараты, а потом дают время на «передышку». Продолжительность цикла кратна неделе и составляет 7, 14, 21 день. Обычно для того чтобы оценить ответ на лечение, требуется 2–3 цикла. Для контроля используют те же методы, что и для диагностики рака:

  • Инструментальные исследования: КТ, УЗИ, МРТ и др.
  • Анализы крови на онкомаркеры.
  • Исследование функции пораженных органов.
  • Осмотр врача, беседа. Доктор оценивает состояние пациента, спрашивает о симптомах, общем самочувствии.

Если рак отвечает на химиотерапию, лечение продолжают в прежнем режиме. Если начинается прогрессирование, нужно менять тактику.

Одновременно контролируют побочные эффекты. При их возникновении назначают поддерживающую терапию, меняют состав и дозировки химиопрепаратов. В Европейской клинике этому моменту уделяется особое внимание. Мы считаем, что пациенты должны переносить курсы химиотерапии максимально комфортно и без лишних рисков.

Что делать, если вы сомневаетесь в эффективности лечения?

В первую очередь стоит поговорить с лечащим врачом, спросить, как он оценивает эффективность лечения, нельзя ли сделать что-то еще.

Но в онкологии нередко встречаются сложные ситуации, когда сам врач не до конца уверен в диагнозе, правильности назначений. По объективным причинам встречаются ошибки. Поэтому во всем цивилизованном мире давно стала нормой практика получения второго врачебного мнения. Не стесняйтесь проконсультироваться с другим специалистом.

Врачи в Европейской клинике всегда воспринимают позитивно возможность услышать мнение опытных коллег. У нас даже существует специальная система контроля качества. Ведь в конечном счете это идет на пользу пациенту, жизнь и здоровье которого — главные ценности для нас.

Доктор Питер

НМИЦ онкологии им. Петрова: Из-за рака пациенты теряют лицо

В НМИЦ онкологии имени Петрова восстановили лицо пациенту – в его верхней левой половине после лечения опухоли зияла дыра. Как рассказала «Доктору Питеру» Замира Раджабова, заведующая отделением опухолей головы и шеи онкологического центра, такие злокачественные новообразования обнаруживаются поздно и плохо поддаются лечению.

Мужчина на протяжении нескольких лет обращался к врачам, в том числе к лор-специалистам. Но опухоль никто не видел — ни КТ, ни МРТ не назначалось: «Шишка выросла? Видимо, простуда, принимайте антибиотики». В результате – распространенный рак IV стадии. В НМИЦ онкологии он обратился 2 года назад уже с таким диагнозом — опухоль к тому времени практически полностью уничтожила верхнюю половину лица, в том числе решетчатую кость (одна из костей лицевого скелета черепа, она располагается по центру лица, отделяет носовую полость от полости черепа).

Еще на этапе установления диагноза опухоль была признана неоперабельной, а консервативное лечение было бы малоэффективно, потому что с таким раком пациенты должны получать одномоментно лучевую и химиотерапию. Но тут локализация и распространенность опухоли была такой, что опасаясь осложнений, сначала следовало делать курс химиотерапии, потом — лучевой терапии. Из-за перерывов для реабилитации между этими видами лечения, к следующему курсу химиотерапии опухоль прогрессирует. Самый эффективный метод лечения – ее удаление, а затем химиолучевое лечение. Но он доступен не всем – все зависит от исходного состояния пациента и распространенности опухолевого процесса. Этого оперировать нигде не брались.

— А мы все-таки решили попробовать. Собрали специалистов (оториноларинголога, офтальмолога), удалили опухоль, сделали резекцию дна глазницы – удалили его среднюю часть — участок кости, пораженный опухолью. Именно она держит глаз, поэтому после удаления он может «проваливаться». Чтобы глаз не погиб, для его поддержки в процессе удаления, установили сразу проленовый протез (нерассасывающаяся сетка). Удалили также кости верхней челюстной пазухи. В общем, всю верхнюю левую часть лица, — рассказала «Доктору Питеру» заведующая отделением опухолей головы и шеи Замира Раджабова. — В результате получилось прямое сообщение между ротоглоткой и носоглоткой. В такой ситуации человек не может полноценно и спокойно ни дышать, ни есть, ни говорить. Потому что в нормальном состоянии ротоглотка отделена от носоглотки верхней челюстью — твердым нёбом. А когда его нет, то нос, основание черепа и глотка становятся единым пространством, в котором очень трудно собрать воздух для вдоха. Человек не может и говорить, потому что звук не создается, не может есть – пища попадает «не туда».

Читайте также:  Можно ли пить мезим во время беременности

— Мы справились с осложнениями, — говорит Замира Раджабова. Пациент был прооперирован в июне 2018 года. Полгода, после всех этапов лечения, он прожил без рецидива. А это уже хороший показатель, хотя рецидив еще возможен. И мы его ждали, потому что опухоль была очень злая. И прежде чем приступать к формированию «нового» лица, мы должны окончательно убедиться в том, что злокачественный процесс остановлен. Из-за того, что рецидив теоретически был возможен, а также из-за того, что потребуется еще лучевая терапия, под которой пересаженные ткани гибнут, мы сделали временную пластику и поставили обтуратор, который отделил ротоглотку от носоглотки, – его изготовили индивидуально наши стоматологи, чтобы пациент мог полноценно жить: нормально дышать, есть и говорить.

Несмотря на то, что, как говорят врачи, опухоль была злая, развивалась она медленно, а такие поддаются лечению. Но при этом после радикального вмешательства и курса терапии реабилитация обычно длится год, а тут возникли проблемы – обтуратор стал натирать ткани, пациент стал нервничать, расстраиваться, потерял надежду на полноценную жизнь в обществе. Поэтому через 8 месяцев после операции Замира Раджабова обратилась за помощью к коллегам из Томского онкологического центра – там напечатали на 3D принтере индивидуальный протез глазницы из биокерамического материала по снимку, полученному на КТ.

На место проленового протеза установили биокерамический – восполнили недостающую часть дна глазницы. А затем малоберцовую кость вместе с мышцами и кожным лоскутом пересадили в ротовую полость – воссоздали альвеолярную часть верхней челюсти, каркас для восстановления формы лица и отделения носоглотки от ротоглотки. Операция была выполнена совместно хирургами НМИЦ онкологии им. Петрова и Томского онкологического центра.

Через 2-3 недели после реконструкции пациент начал нормально есть, ему уже удалили гастростому.

Злокачественные опухоли головы и шеи – одна из самых сложных локализаций в онкологии. Прежде всего, потому, что обнаруживаются они часто очень поздно. Почему?

— У меня нет ответа на этот вопрос, – говорит Замира Раджабова. – Знаю только, что в стране, в том числе в Петербурге, плохо организована помощь пациентам с опухолями головы и шеи.

Из регионов приехал недавно 22-летний мальчик с огромной опухолью носоглотки, поразившей уже верхнюю челюсть и глаз, с огромными узлами на шее, процесс добрался до гипофиза. Мальчик не может даже ходить. Много успешных, активных людей среднего возраста обращаются за помощью с уже запущенными стадиями опухоли. Вчера пришла пациентка – рак корня языка, метастазы с двух сторон. И лечили ее и обследовали полностью лор-специалисты, но не смогли обнаружить опухоль в языке.

Наверное, одна из причин в том, что внешне такие опухоли не видны на ранних стадиях. Глаз запал, нос не дышит, появляется кровотечение или отделяемое из носа? На это не обращают внимания, как на незначительное недомогание, которое «само пройдет», люди говорят себе «я очень занят», «времени нет по врачам ходить». И находят объяснение своему состоянию – понервничал, переутомился. А чтобы полегчало, попью витамины или биодобавки. Не помогает? Так ведь надо же не неделю пить, а месяц, а то и два. Сначала одни витамины, потом другие – время проходит, злокачественный процесс тоже не стоит на месте.

На ранних стадиях врачи видят, в основном, базалиому (разновидность рака кожи). Потому что она растет у кого-то 6 месяцев, у кого-то год, а у кого-то – десятки лет и не разрастается. Хотя и с ними люди приходят не сразу, только когда появляется какое-то долго незаживающее новообразование на коже.

В онкологический центр обращаются и пациенты с огромными образованиями. Парадокс, но эта уродующая внешность опухоль у человека растет лет 30, и ему все равно, ничего ведь не беспокоит. Это либо меланома, либо плоскоклеточный рак, либо базалиома, случается, что так проявляются метастазы какой-то другой опухоли, например, рака яичника. А женщина обращается к врачу, когда уже весь затылок поражен наружной опухолью и косынка на голове перестала завязываться.

— Понятно, что канцерофобия – плохо, — говорит Раджабова. — Но те, кто ищет у себя рак и постоянно ходит по врачам, в случае, действительно, беды, хотя бы найдут проблему вовремя. Совсем уж не обращать на себя внимания еще хуже. Потому что успех в лечении зависит и от стадии заболевания и от самой опухоли. Есть такие, за которые можно браться и на III – IV стадии. У нас есть пациент, у которого появилась прогрессия рака языка через пять лет после нашего лечения, мы снова его прооперировали, сделали криодеструкцию, провели химиотерапию, в итоге он живет уже 7 лет. С раком гортани ко мне приходят (приезжают из других регионов) на обследование через 7-8 лет и более. Если опухоль выявлена при малейшем дискомфорте на ранней стадии и начато лечение, то можно получить прекрасный результат и значительно продлить жизнь пациенту, а во многих случаях и получить стойкую ремиссию в течение многих лет. Все зависит от нас самих, как мы относимся к самим себе, к своему здоровью.

Ссылка на основную публикацию
Хватает почка
Министр здравоохранения ФРГ предлагает ввести новые правила донорства органов. Согласно им, потенциальным донором станет каждый, кто не возразил против трансплантации....
Фуросемид не помогает что делать
В нашей стране самолечение является едва ли национальной традицией. Многие люди, почувствовав недомогание, отправляются не к врачу, а в аптеку,...
Фуросемид описание
Инструкция по применению: Цены в интернет-аптеках: Фуросемид – диуретическое средство. Форма выпуска и состав Раствор для внутримышечного или внутривенного введения:...
Хвойно солевой раствор для грудничков
Одной из самых приятных физиотерапевтических процедур, помогающих расслабиться и успокоиться, является ванна. С ее помощью можно улучшить самочувствие, укрепить здоровье...
Adblock detector