Омега 3 клинические рекомендации

Омега 3 клинические рекомендации

Что такое омега-3 и в каких продуктах они есть?

Если говорить совсем просто, то омега-3 — это группа из нескольких полиненасыщенных жирных кислот, которые не синтезируются нашим организмом, но играют значимую роль в нормальном функционировании практически всех систем и органов.

«Полиненасыщенные жирные кислоты превращаются в организме в фосфолипиды путем сложнейших биохимических реакций при участии многих вспомогательных веществ, которые критически важны для здоровья,— объясняет кандидат медицинских наук, дерматокосметолог Юлия Щербатова. — Из фосфолипидов строится мембрана каждой клетки тела, а именно ее нормальное состояние — важнейший показатель здоровья клетки. Если есть несостоятельность клеточной стенки, ни один процесс в этой клетке не будет протекать нормально, клетка проживет меньше и с большей вероятностью возникнет проблема». По словам Щербатовой, п ри дефиците фосфолипидов возможны самые различные последствия (все зависит от генетики и образа жизни). Это может быть и ранняя менопауза, и даже манифестация заболеваний аутоиммунного спектра.

Три наиболее распространенные жирные кислоты, которые входят в группу омега-3 — это ALA, EPA и DHA. Альфа-линолиевая кислота (ALA) в основном встречается в продуктах растительного происхождения. Особенно много ее в маслах: льняном, конопляном, горчичном. В первозданном виде эту кислоту наш организм использует как обычный жир, то есть как источник энергии.

Чтобы принести наибольшую пользу, ALA должна быть конвертирована в две другие кислоты: EPA (эйкозапентаеновая кислота) и DHA (докозагексаеновая кислота). EPA — один из главных компонентов комплексных липидов, который входит в состав большинства тканей нашего организма. Основным источником EPA является жирная рыба — лосось, скумбрия, сельдь, угорь, сардины, печень трески, а также морепродукты и некоторые водоросли. В тех же продуктах наиболее высоко содержание DHA, которая является важным структурным компонентом кожи, играет значимую роль в развитии мозга у детей (кстати, в грудном молоке она тоже есть).

Различать эти три вида омега-3 кислот важно, чтобы понять, какую пользу в принципе они могут нам принести. Например, употребление жирной рыбы в качестве источника EPA и DHA будет более эффективным, чем употребление растительного масла.

А зачем тогда омега-3 в капсулах?

Проблема в том, что сегодня рыба — уже совсем не легкодоступный и безопасный продукт. Огромное ее количество загрязнено ртутью и другими тяжелыми металлами, поэтому стоимость чистой, выращенной по органическим стандартам рыбы продолжает расти, и все меньшее количество людей может позволить себе придерживаться предписания есть рыбу два-три раза в неделю. В связи с потенциальными рисками от употребления загрязненной рыбы ВОЗ еще несколько лет назад рекомендовала беременным женщинам и маленьким детям воздержаться от ее употребления и восполнять потребность в омега-3 рыбьим жиром или пищевыми добавками.

Аналогичных рекомендаций придерживаются и нутрициологи. «Омега-3 жирные кислоты очень сложно в полном объеме получить из тех продуктов, что имеются у нас в распоряжении, — рассказывает Елена Истомина, биохимик и специалист по питанию, основательница проекта Selfrebootcamp, посвященного организации питания. — Да и количество их [при получении через еду] сложно дозировать. В попытке получить нужное количество одних веществ можно значительно перебрать других, гораздо менее нужных». Как объясняет биохимик, никто не знает, сколько именно жирной рыбы нужно съесть для получения «правильной дозы» омега-3 и как отличить хорошую, богатую EPA и DHA рыбу от плохой — точно такой же, но небогатой.

«Знатоки скажут: рыба обязательно должна быть дикой. Но купить дикую рыбу практически нереально, а то, что она дойдет до супермаркетов, а не до прибрежных ресторанов около мест вылова, и вовсе маловероятно. А если и дойдет, то стоить она будет столько, что сделать ее основой рациона будет затруднительно, — говорит Истомина. — В некоторых источниках вы увидите слова про „достаточно трех порций в неделю“ — но какие это порции, что такое „порция рыбы“, чем хвостовая часть отличается от живота, можно ли заменить семгу на горбушу, уточняться не будет».

Говорят, омега-3 очень хорошо влияют на сердце. Это правда?

Долгое время за обязательный прием пищевых добавок омега-3 ратовали и врачи-кардиологи, принимавшие во внимание исследования, указывающие, что их присутствие в рационе критически важно для снижения риска сердечно-сосудистых заболеваний. Защита сердца и сосудов была серьезным маркетинговым инструментом, помогающим производителям добавок иметь стабильно высокие продажи: в развитых странах, стремящихся понижать смертность от сердечно-сосудистых заболеваний, уровень информированности о пользе омега-3 был очень высок. Но в 2018 году Коллаборация Кокрейна (международная некоммерческая организация, изучающая эффективность медицинских технологий путем критической оценки, анализа и синтеза результатов научных исследований по строгой систематизированной методологии) опубликовала обширное исследование, объединившее результаты множества клинических экспериментов. Оно однозначно показало: сами по себе искусственные пищевые добавки омега-3 не влияют на продолжительность жизни и не снижают риск смерти от сердечно-сосудистых заболеваний.

Некоторый позитивный эффект исследование все-таки выявило, но он был гораздо менее впечатляющим, чем тот, что ранее предполагался. «Кокрейновский обзор 79 испытаний, в которых участвовало более 112 тысяч человек, действительно показал, что употребление добавок смеси EPA и DHA (омега-3) практически не влияет на смертность от всех причин и сердечно-сосудистых событий и, вероятно, практически не влияет на сердечно-сосудистую смертность, смертность от инсульта, инфаркта и нарушений сердечного ритма. То есть прием смеси омега-3 кислот никак не влияет на риски сердечно-сосудистых катастроф. Ни в хорошую, ни в плохую сторону», — объяснял в своем телеграм-канале «Доктор Утин» кардиохирург Алексей Утин.

Впрочем, исследователи и производители пищевых добавок не отказались от дальнейшего изучения связи между кардиоболезнями и омега-3 кислотами. В конце 2018 года появилось исследование, выполненное по всем правилам доказательной медицины, в котором участвовал препарат Vascepa американской компании Amarin. По словам производителя, он отличается от обычных пищевых добавок омега-3, так как состоит исключительно из EPA (тогда как обычные добавки — это смесь EPA и DHA) и лишен негативных эффектов DHA. Например, повышения «плохого» холестерина. В разговоре с The Blueprint Утин объяснил, что одновременный прием препарата вместе со статинами (лекарствами, понижающими уровень холестерина) и правда заметно снижает риски сердечно-сосудистых осложнений у людей с высоким уровнем триглицеридов в крови. Однако это исследование не доказывает пользу омега-3 кислот ни в каких других случаях.

А нужны ли жирные кислоты коже? Омега-3 так хвалят косметологи!

Читайте также:  Цветовой показатель крови понижен у ребенка причины

Помимо мира здорового питания и биохакинга омега-3 долго имела репутацию «волшебной таблетки» и в индустрии красоты. В разные годы это подкрепляли исследования, показывающие важность поддержания нормального уровня полиненасыщенных жирных кислот в рационе для сохранения здорового липидного барьера, уровня увлажненности и тонуса кожи. Омега-3 кислоты признавали эффективными в борьбе с воспалительными процессами различного происхождения, способными ускорить восстановление после солнечных ожогов и предотвратить их, а также просто очень полезными для улучшения внешнего вида кожи.

Юлия Щербатова объясняет, что для «внешней красоты и качества кожи» нужно, чтобы человек употреблял необходимое количество омега-3 кислот — а организм их правильно усваивал. Тогда они действительно будут помогать и для защиты от ультрафиолета, и для сохранения барьерной функции, и для поддержания водно-жирового баланса.

Некоторые косметологи рекомендуют и наружные средства с омега-3, а производители с гордостью указывают, что высокое содержание омега-3 есть, например, в их солнцезащитных средствах. Имидж «действительно полезной пищевой добавки» сделал омега-3 удобным маркетинговым инструментом. Действительно, раз эти кислоты так полезны и важны для употребления внутрь, то почему бы не намазаться ими для большей эффективности?

  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: Омегамама, омега-3, эйкозапентаеновая кислота, omega-3 polyunsaturated fatty acids, pregnancy, complications of pregnancy, docosahexaenoic acid, eicosapentaenoic acid

Омега-3 полиненасыщенные жирные кислоты (ПНЖК) (в форме докозагексаеновой (ДГК) и эйкозапентаеновой (ЭПК) кислот) не только с успехом обеспечивают нормальное течение беременности, но и эффективно используются в профилактике и лечении осложнений беременности. Результаты когортных многоцентровых исследований дают основание применять омега-3 ПНЖК для профилактики и в терапии акушерских осложнений (привычное невынашивание [1], преждевременные роды, тромбофилические нарушения с развитием плацентарной недостаточности, задержка внутриутробного развития), а также в лечении послеродовых депрессий [2].

ПНЖК трансформируются посредством каскада арахидоновой кислоты. Однако в отличие от самой арахидоновой кислоты омега-3 ПНЖК ингибируют ее каскад, предотвращая синтез провоспалительных молекул. Омега-3 ПНЖК противостоят провоспалительным эффектам арахидоновой кислоты путем вытеснения, конкурентного ингибирования и непосредственного противодействия. В результате этого уменьшается синтез простагландинов, тромбоксанов и лейкотриенов и снижается воспаление [3]. В экспериментальных исследованиях были выявлены дополнительные физиологические эффекты омега-3 ПНЖК: уменьшение экспрессии эндотелиальных молекул адгезии, подавление хемотаксиса, активация лейкоцитов (вследствие снижения провоспалительных цитокинов) и нормализация нарушенного ритма сокращений сердца.

Противовоспалительное, антитромбозное, антиапоптотическое и антиоксидантное действие омега-3 ПНЖК [4] может быть осуществлено только при условии достаточного суточного потребления нутриента (из пищи или путем дополнительного приема специальных препаратов). В этой связи во многих странах введены нормы потребления омега-3 ПНЖК как эссенциального микронутриента, в том числе во время беременности. Согласно международным рекомендациям необходимое количество омега-3 ПНЖК колеблется от 0,5–2 до 3 г/сут. При этом содержание таких форм омега-3 ПНЖК, как ЭПК и ДГК, должно быть не менее 500 мг/сут в соотношении 2 : 1 [5].

По результатам независимого опроса, в России препараты омега-3 ПНЖК принимают не более 1% беременных. Точных данных, к сожалению, нет (в настоящее время проводится скрининг-исследование по оценке потребления омега-3 ПНЖК в рационе питания беременных в Ивановской государственной медицинской академии). Можно предположить, что ситуация с потреблением омега-3 ПНЖК беременными в среднем по России сравнима с таковой в развивающихся странах [6–11].

Принимая во внимание низкую обеспеченность большинства беременных омега-3 ПНЖК, необходимость использования специальных препаратов на основе омега-3 ПНЖК очевидна. В настоящее время остро стоит вопрос выбора наиболее подходящего препарата и, что не менее важно, оптимальной дозировки этого препарата в каждом конкретном случае.

Заметим, что традиционная осторожность в отношении внедрения новых лекарственных препаратов в акушерско-гинекологическую практику часто переносится на нутритивные препараты на основе витаминов, микроэлементов, омега-3 ПНЖК. Так, если применение омега-3 ПНЖК для профилактики сердечно-сосудистой патологии исследуется уже более 30 лет и имеет уровень доказательности класса А, то в акушерстве эти препараты только начинают внедряться.

В целом терапевтическая доза омега-3 ПНЖК для взрослых (старше 18 лет) составляет 1000–3000 мг/сут. Дозы 1000–1500 мг/сут могут успешно использоваться в терапии таких заболеваний, как инфаркт миокарда, синдром поликистозных яичников и дегенерация макулы.

Наиболее изучено применение омега-3 ПНЖК в кардиологической практике. По данным рандомизированных исследований типа «случай – контроль» и проспективных исследований, прием омега-3 ПНЖК действительно снижал риск инфаркта миокарда и внезапной остановки сердца [12]. Например, в исследовании GISSI-Prevenzione (n = 11 324, три с половиной года наблюдения) этиловые эфиры омега-3 ПНЖК эффективно снижали смертность у пациентов после недавнего инфаркта миокарда. Положительный эффект приема омега-3 ПНЖК в дозах порядка 1000 мг/сут наблюдался вне зависимости от сопутствующих патологий, привычек или других видов терапевтического вмешательства [13].

Синдром поликистозных яичников – распространенное расстройство эндокринной функции у женщин, связанное с существенным повышением риска сахарного диабета 2 типа и сердечно-сосудистых заболеваний. Прием 1200 мг/сут омега-3 ПНЖК (четыре капсулы по 180 мг ЭПК + 120 мг ДГК) или плацебо в течение восьми недель значительно увеличивал сывороточные уровни адипонектина (р = 0,003), вызывал снижение повышенных уровней глюкозы (р 5,3 ммоль/л) после трехмесячного периода нормализации диеты получали лечение аторвастатином 10 мг/сут в течение 10 недель. В течение последних пяти недель пациенты были рандомизированы на две группы: в первой группе дополнительно назначали омега-3 ПНЖК по 1680 мг/сут, во второй – плацебо (кукурузное масло). Дополнительный прием препарата омега-3 ПНЖК вызвал дальнейшее снижение концентрации фактора FVIIa, а также уровня и активности фактора FVII [34].

Омега-3 ПНЖК уменьшают активность тромбоцитов и у пациентов со стабильной ишемической болезнью сердца, перенесших чрескожное коронарное вмешательство. Группа из 62 пациентов, получавших стандартную антиагрегантную терапию (аспирин 75 мг/сут, клопидогрел в нагрузочной дозе 600 мг, затем по 75 мг/сут), были рандомизированы на две группы: получение дополнительной дотации этилового эфира омега-3 в количестве 1000 мг/сут (n = 32) или плацебо (n = 30). Функция тромбоцитов была измерена трансмиссионной световой агрегометрией с аденозиндифосфатом и арахидоновой кислотой в качестве стимуляторов тромбообразования. После одного месяца лечения омега-3 ПНЖК максимальная агрегация тромбоцитов, вызванная 20 мкмоль/л аденозиндифосфата, была на 10% ниже по сравнению с контрольной группой (р = 0,029) [35].

В исследовании когорты из 485 пациентов со стабильной ишемической болезнью сердца все участ­ники принимали низкие дозы аспирина (от 75 до 162 мг/сут) в течение одной недели. Пациенты были обследованы на аспирин-резистентность с использованием анализа VerifyNow Aspirin и тестов на агрегацию тромбоцитов. Аспирин-резистентность устанавливалась при наличии двух из трех критериев:

Читайте также:  Почему ребенок заикается что делать

У 30 (6,2%) пациентов была выявлена аспириновая резистентность. Они были рандомизированы на получение либо низких доз аспирина и омега-3 ПНЖК (4 г/сут), либо аспирина в дозе 325 мг/сут. После 30 дней лечения пациенты прошли повторное обследование. В обеих группах наблюдалось значительное сокращение числа пациентов с резистентностью к аспирину, снижение уровней тромбоксана В2 в плазме (на 57% в группе принимавших омега-3 и на 40% в группе принимавших аспирин) [36].

В итальянском исследовании было установлено, что эффективность омега-3 ПНЖК сравнима с эффективностью малых доз аспирина у женщин с антифосфолипидным синдромом. Роды в срок произошли у 80% женщин, принимавших аспирин, и у 74% женщин, принимавших омега-3 ПНЖК [37]. Представляется перспективным изучение совместного назначения малых доз аспирина и омега-3 ПНЖК с целью повышения эффективности терапии антифосфолипидного синдрома.

В Научно-исследовательском институте акушерства и гинекологии им. Д.О. Отта РАМН (Санкт-Петербург) проанализирован клинический опыт использования капсул «9 месяцев. Омегамама» у беременных с высоким риском развития сосудистых осложнений и у беременных с гестозом легкой/средней степени в третьем триместре. В основной группе пациентки принимали добавку «9 месяцев. Омегамама» (две капсулы два раза в день, постоянно в течение всего третьего триместра). В контрольной группе проводилась стандартная комплексная профилактика эндотелиальной дисфункции тем или иным поливитаминным комплексом (Элевитом, Витрумом, Мульти-табсом – одна таблетка в день постоянно, Магне В6 Форте – по одной таблетке три раза в день, не менее одного месяца в триместр).

В основной группе гестоз отсутствовал в 53% случаев, легкая форма гестоза зарегистрирована у 47% беременных, в группе сравнения – 16 и 72% соответственно. Кроме того, если в основной группе формы гестоза средней и тяжелой степени не наблюдались, то в группе сравнения случаи гестоза средней степени отмечены у 8% пациенток, а тяжелой степени – у 4%.

Капсулы «9 месяцев. Омегамама» значимо нормализовали липидный профиль и коагулограмму пациенток по сравнению с группой контроля. В частности, снижались уровни триглицеридов (от 342 ± 15 до 308 ± 13 мл/дл), общего холестерина (от 272 ± 6 до 243 ± 5 мг/дл), повышался уровень холестерина липопротеинов высокой плотности (от 52 ± 2 до 59 ± 2 мг/дл). На фоне приема омега-3 ПНЖК достоверно увеличилось время свертывания (с 27± 0,7 до 36 ± 0,5 с) и снизились уровни фибриногена (с 5,8 ± 0,2 до 4,1 ± 0,1 г/л).

В России компенсация микронутриентной недостаточности у беременных, как правило, осуществляется специализированными витаминно-минеральными комплексами (Элевит Пронаталь, Витрум Пренатал форте, Компли­вит Мама). В последнее время появились витаминно-минеральные комплексы для беременных, содержащие от 90 до 200 мг омега-3 ПНЖК в правильной, так называемой акушерской пропорции (содержание ДГК превышает содержание ЭПК). Однако такие количества омега-3 ПНЖК ориентированы на дополнение хорошего (с точки зрения содержания омега-3) рациона питания у женщин, не имеющих соматической патологии и патологии беременности. В то же время стандартизированные по ДГК и ЭПК препараты омега-3 ПНЖК, имеющие доказательную базу эффективного применения, используются нечасто.

Европейский сертификат качества для применения у беременных имеет субстанция MEG-3 (DSM, Швейцария) и производимая на основании этой субстанции добавка «9 месяцев. Омегамама». Следует подчеркнуть, что DSM имеет не только европейский статус фармацевтической субстанции, но и европейский сертификат фармакологического качества Ph/Eur для применения у беременных.

ПНЖК в добавке «9 месяцев. Омегамама» представлены практически полностью в виде ДГК (соотношение ДГК : ЭПК – 7 : 1), что оптимально для матери и важно для обеспечения оптимального нервно-психического развития будущего ребенка [15]. ДГК- и ЭПК-субстанции защищены от окисления посредством добавления альфа-, бета- и гамма-токоферолов, аскорбилпальмитата и лимонной кислоты. Субстанция приготовляется на основе экстракта жира из анчоусов и сардин. Эти виды рыб имеют короткий жизненный цикл и практически не накапливают токсичных металлов (ртуть, кадмий и т.д.). В двух капсулах добавки «9 месяцев. Омегамама» содержится 300 мг ПНЖК, что соответствует рекомендованной суточной потребности в ПНЖК (200–400 мг) и 40% рекомендованной суточной потребности в ДГК (700 мг).

В 2012 г. Российское общество акушеров-гинекологов издало информационное письмо, регламентирующее индивидуальный подход к дозированию препаратов омега-3 ПНЖК для беременных (на примере добавки капсул «9 месяцев. Омегамама», поскольку «…омега-3 ПНЖК в Омегамаме представлены практически полностью в виде ДГК. Соотношение ДГК : ЭПК крайне высоко (7 : 1), что оптимально и для матери, и для развивающегося плода, так как ДГК обладает антиапоптотическими и иммуномодулирующими свойствами. Содержание омега-3 ПНЖК в одной капсуле Омегамамы составляет 150 мг…»).

При физиологической беременности рекомендовано использовать две капсулы добавки «9 месяцев. Омегамама» в сутки (300 мг омега-3 ПНЖК). При осложненной беременности и при сопутствующей соматической патологии дозу можно увеличить до шести – восьми капсул (900–1200 мг) в сутки. Российское общество акушеров-гинекологов также рекомендует обязательно включать прием капсул «9 месяцев. Омегамама» в комплекс терапевтических мер для профилактики фетоплацентарной недостаточности, преэклампсии и осложнений беременности.

Таким образом, при нормальной беременности и отсутствии соматической патологии витаминно-минеральные комплексы, не содержащие омега-3 ПНЖК, следует дополнять приемом двух капсул добавки «9 месяцев. Омегамама» (300 мг/сут). При использовании витаминно-минеральных комплексов, содержащих ту или иную дозу омега-3 ПНЖК (например, 200 мг омега-3 ПНЖК в Наталбене Супра или Фемибионе II), дополнительно следует принимать одну капсулу добавки «9 месяцев. Омегамама» в день (150 мг/сут).

При патологии беременности и соматической патологии использование любых витаминно-минеральных комплексов для беременных, в том числе содержащих ту или иную дозу омега-3 ПНЖК, следует дополнять приемом капсул «9 месяцев. Омегамама» так, чтобы суммарная доза омега-3 ПНЖК составляла от 900 до 1200 мг/сут (шесть – восемь капсул в сутки). Эта рекомендация хорошо себя показала при ведении сложных клинических случаев повторно беременных женщин с дефицитом соединительной ткани в анамнезе, у которых в первых родах родились дети с кистами головного мозга и неврологической патологией разной степени тяжести [39, 40].

Следует отметить высокую безопасность использования омега-3 ПНЖК во время беременности. Омега-3 ПНЖК являются не просто фармацевтическим препаратом, а имеют статус эсссенциального микронутриента. Юридически установленными в Российской Федерации нормами предписано потребление 700 мг/сут омега-3 в форме ДГК и 600 мг/сут омега-3 в форме ЭПК. Широкое распространение дефицита потребления омега-3 ПНЖК (менее 30% от рекомендуемой суточной нормы) среди россиянок репродуктивного возраста ведет к нарушению регуляции процессов воспаления и формированию тромбофилии. Как следствие, эффективность противовоспалительной, антикоагулянтной и антиагрегантной фармакотерапии снижается. Именно поэтому использование высокоочищенных стандартизированных форм омега-3 ПНЖК весьма перспективно для преодоления резистентности конкретных пациенток к аспирину и другим антиагрегантам.

Читайте также:  Неотложная помощь при интоксикации сердечными гликозидами

Полный текст:

  • Аннотация
  • Об авторах
  • Список литературы
  • Cited By

Аннотация

Ключевые слова

Об авторах

Список литературы

1. Диагностика и лечение неалкогольной жировой болезни печени: Методические рекомендации для врачей / Под ред. В.Т. Ивашкина. М., 2015.

2. Драпкина О.М. Нарушения липидного обмена у больных с неалкогольной жировой болезнью печени. Справочник поликлинического врача 2009; 6:9-13.

3. Bril F., Lomonaco R., Cusi K. The challenge of managing dyslipidemia in patients with non-alcoholic fatty liver disease. Clin Lipidol 2012; 7(4):471-81.

4. Buldak L., Dulawa-Buldak A., et al. Effects of 90-day hypolipidemic treatment on insulin resistance, adipokines and proinflammatory cytokines in patients with mixed hyperlipidemia and impaired fasting glucose. Int J Clin Pharmacol Ther 2012; 50:805-13.

5. Capanni M., Calella F., Biagini M.R., Genise S., Raimondi L., Bedogni G., et al. Prolonged n3 polyunsaturated fatty acid supplementation ameliorates hepatic steatosis in patients with non-alcoholic fatty liver disease: a pilot study. Aliment Pharmacol Ther 2006; 23:1143-51.

6. Chalasani N., Jonnossi Z., Lavine I.E., Diehl A.M., et al. The diagnosis and management of non-alcoholic fatty liver disease: Practice guideline by the American association for the study of liver diseases, American college of gastroenterology, and the American gastroenterological association. Hepatology 2012; 55(6):2005-23.

7. Cong W.N., Tao R.Y., Tian J.Y., Liu G.T., Ye F. The establishment of a novel non-alcoholic steatohepatitis model accompanied with obesity and insulin resistance in mice. Life Sci 2008; 82(19-20):983-90.

8. Di Minno M.N., Russolillo A., et al. Omega-3 fatty acids for the treatment of non-alcoholic fatty liver disease. World J Gastroenterol 2012; 7; 18(41):5839-47.

9. El-Haggar S.M., Mostafa T.M. Comparative clinical study between the effect of fenofibrate alone and its combination with pentoxifylline on biochemical parameters and liver stiffness in patients with non-alcoholic fatty liver disease. Hepatol Int 2015; 9(3):471-9.

10. Gandhi N., Lenton R., Bhartia M., Abbas A., Raju J., Ramachandran S. Effect of fibrate treatment on liver function tests in patients with the metabolic syndrome. Springerplus 2014; 3:14.

11. Koh K., Quon M., et al. Significant differential effects of omega-3 fatty acids and fenofibrate in patients with hypertriglyceridemia. Atherosclerosis 2012; 220:537-44.

12. Kostapanos M., Kei A., Elisaf M. Current role of fenofibrate in the prevention and management of nonalcoholic fatty liver disease. World J Hepatol 2013; 5(9):470-8.

13. Li X.M., Li Y., et al. Combination therapy with metformin and fenofibrate for insulin resistance in obesity. J Int Med Res 2011; 39:1876-82.

14. Lin S., Xiao K., Liu Y., et al. Omega-3 polyunsaturated fatty acids for non-alcoholic fatty liver disease. Cochrane Database of Systematic Reviews 2013, Issue 11.

15. Mantena S., King A., Andringa K., et al. Mitochondrial dysfunction and oxidative stress in the pathogenesis of alcohol and obesity induced fatty liver diseases. Free Radic Biol Med 2008; 44(7):1259-72.

16. Martínez-Chantar M.L., Vázquez-Chantada M., Ariz U., Martínez N., Varela M., Luka Z., et al. Loss of the glycine N-methyltransferase gene leads to steatosis and hepatocellular carcinoma in mice. Hepatology 2008; 47(4):1191-9.

17. Martínez-Uña M., Varela-Rey M., Mestre D., et al. S-adenosylmethionine increases circulating very-low density lipoprotein clearance in non-alcoholic fatty liver disease. J Hepatol 2015; 62:673-81.

18. Mato J., et al. A metabolic difinition of NASH and its resolution by S-adenosylmetionin in MAT1A-Ko mice. J Hepatol 2015; 62:263-864.

19. Noureddin M., Mato J., Lu S. Non-alcoholic fatty liver disease: Update on pathogenesis, diagnosis, treatment and the role of S-adenosylmethionine.. Exp Biol Med (Maywood) Exp Biol Med 2015:1-12.

20. Parker H., Johnson N., et al. Omega-3 supplementation and non-alcoholic fatty liver disease: A systematic review and meta-analysis. J Hepatol 2012; 56:944-51.

21. Quentin M., Christopher P. S-adenosylmethionine (SAMe) therapy in liver disease: A review of current evidence and clinical utility. J Hepatol 2012; 57 (5):1097- 109.

22. Ratziu V., Bellentani S., Cortez-Pinto H., Day C., Marchesini G. A position statement on NAFLD/NASH based on the EASL 2009 special conference. J Hepatol 2010; 53:372-3884.

23. Shin S.J., Lim J.H., et al. Peroxisome proliferatoractivated receptor-alpha activator fenofibrate prevents high-fat diet-induced renal lipotoxicity in spontaneously hypertensive rats. Hypertens Res 2009; 32:835-45.

24. Shiri-Sverdlov R., Wouters K., et al. Early diet-induced non-alcoholic steatohepatitis in APOE2 knock-in mice and its prevention by fibrates. J Hepatol 2006; 44:732-41.

25. Spadaro L., Magliocco O., et al. Effects of n-3 polyunsaturated fatty acids in subjects with non-alcoholic fatty liver disease. Dig Liver Dis 2008; 40:194-9.

26. Tanaka N., Sano K., Horiuchi A., Tanaka E., Kiyosawa K., Aoyama T. Highly purified eicosapentaenoic acid treatment improves non-alcoholic steatohepatitis. J Clin Gastroenterol 2008; 42:413-8.

27. Targher G., Bertolini L., Rodella S., et al. Non-alcoholic fatty liver disease is independently associated with an increased incidence of cardiovascular events in type 2 diabetic patients. Diabetes Care 2007; 30(8):2119-21.

28. Vendemiale G., Altomare E., et al. Effects of oral S-adenosyl-l-methionine on hepatic/ Glutathione in patients with liver disease. Scand J Gastroenterol 1989; 24:407-15.

29. Zhu F.S., Liu S., Chen X.M., Huang Z.G., Zhang D.W. Effects of n-3 polyunsaturated fatty acids from seal oils on non-alcoholic fatty liver disease associated with hyperlipidemia. World J Gastroenterol 2008; 14:6395-400.

Для цитирования:

Маевская М.В., Морозова М.А. Возможности коррекции дислипидемии у пациентов с неалкогольной жировой болезнью печени. Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2016;26(4):55-61. https://doi.org/10.22416/1382-4376-2016-26-4-55-61

For citation:

Mayevskaya M.V., Morozova M.A. Options of dyslipidemia treatment at non-alcoholic fatty liver disease. Russian Journal of Gastroenterology, Hepatology, Coloproctology. 2016;26(4):55-61. (In Russ.) https://doi.org/10.22416/1382-4376-2016-26-4-55-61


Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 License.

Ссылка на основную публикацию
Окомистин глазные капли для новорожденных
Глазные капли Окомистин для детей используются в исключительных случаях. Это офтальмологическое средство применяется в терапии конъюнктивитов, блефаритов, кератитов, кератоконъюнктивитов. Препарат...
Одышка после отказа от курения
Апрель: месяц пропаганды отказа от курения Легкие здорового человека Курение – пагубная привычка, которую можно поставить в один ряд с...
Одышка фото
ФОТО: АГН МОСКВА Одышка является симптомом при коронавирусе, с которым пациенту требуется лечение в стационаре, заявила доктор медицинских наук, телеведущая...
Оксимирон биография личная жизнь жена дети
Оксимирон (биография, личная жизнь артиста описаны ниже) – известный рэпер, почитаемый не только в России, но и в Европе. В...
Adblock detector