Рандомизированное исследование это википедия

Рандомизированное исследование это википедия

Рандомизированные исследования – это точный метод, позволяющий выявить причинно-следственную связь между терапией и исходом болезни, а кроме того, и эффективность лечения.

Общая информация

В современном мире существует множество лекарственных средств, применяемых для лечения различных болезней. Согласно рекламе производителей препаратов, они все эффективны и практически не имеют противопоказаний и побочных реакций. Однако уровни доказанной эффективности у них различны. Новые лекарства проходят многочисленные испытания, прежде чем появиться в аптечной сети. Следует отметить, что около 90% из них выбраковываются на стадиях клинических исследований.

Доказательная медицина

С давних времен для лечения недугов использовали различные лекарства. И только начиная с девятнадцатого века стали задумываться об эффективности лекарственной терапии и возможности использования в оценке качества лечения научно-обоснованных математических подходов. Доказательная медицина – такое понятие впервые было озвучено эпидемиологами канадского университета при разработке программы обучения практической медицине. Врач Д.Л. Сэкетт дал официальное определение этому термину.

Вот один из примеров. В ходе проведения тестирования лекарств противовирусного действия было обнаружено, что они снижают риск развития пневмонии как осложнения после перенесенного гриппа. Поэтому ВОЗ (Всемирная Организация Здравоохранения) подготовила рекомендации, в которые для лечения этого заболевания были включены и противовирусные лекарственные препараты. В современном мире медицинские работники при выборе терапии для лечения больных опираются на доказательную медицину и стараются применять новые лекарства. Медицина, основанная на доказательствах, предоставляет возможность составить прогноз течения болезни у конкретного индивида на основании аналогичных случаев, которые были изучены ранее.

Плацебо — что это такое?

Это такое вещество, которое по внешнему виду сходно с испытуемым препаратом, но не обладающее его свойствами и не приносящее при его приеме вред человеку. Эффективным принято считать то лекарственное средство, польза которого, по данным статистики, отличается от препарата-плацебо.

Научное исследование

Испытания проводятся с участием индивидов, для того чтобы оценить эффективность и безопасность нового препарата либо с целью расширения показаний уже имеющегося на рынке лекарства. Клинические исследования – это неотъемлемый этап при разработке новых препаратов, именно он предшествует его регистрации. В ходе экспериментального исследования изучается препарат с целью получения информации о его безопасности и эффективности. И уже на основании полученных данных уполномоченный орган системы здравоохранения принимает решение о регистрации лекарственного средства или отказе.

Этапы клинических исследований

Существует несколько фаз экспериментальных исследований.

Первая по времени занимает около года. В этот период исследуются показатели: распределения, метаболизма, абсорбции, вывода, уровень дозирования, а также выбирается наиболее удобная лекарственная форма. Помощь в этом испытании оказывают здоровые добровольцы.

Вторая – в этот период определяется схема приема и дозировка препарата для последующей фазы. Набирают группу добровольцев от 100 до 500 человек.

Третья – это рандомизированное исследование, в котором принимает участие большое количество людей (три и более тысяч). В этой фазе подтверждают или опровергают полученные на втором этапе данные по эффективности и безопасности препарата в определенной группе. Кроме того, изучается и сравнивается зависимость действия лекарственного средства от принятой дозы, а также прием лекарства при разных стадиях болезни или одновременное употребление с другими средствами.

Четвертая – на этом этапе проводятся клинические испытания, необходимые для получения дополнительной информации об эффекте действия лекарства, в том числе и с целью обнаружения редких, но весьма опасных побочных действий в течение длительного приема у большой группы добровольцев.

Необходимые требования

Для достоверности научных исследований при испытании препаратов требуется соблюдение некоторых правил, благодаря исполнению которых ложные результаты минимальны.

  1. Крупная выборка. Чем больше исследуемых больных, тем ниже погрешность.
  2. Статистическая обработка полученных данных. Ее проводят с учетом тех параметров, которые изучают и размера выборки. В этом случае погрешность не должна превышать семи процентов.
  3. Контрольные или группы плацебо. Это пациенты, получающие препарат-плацебо вместо исследуемого препарата или лечение по стандарту.

Виды клинических исследований

Известно несколько типов, каждый из которых обладает и преимуществами, и недостатками.

  • Одномоментное, или поперечное. Группа пациентов обследуется однократно. Стоимость этого вида исследования небольшая. Используя его, можно оценить статистику заболеваемости и течение болезни в определенный момент в исследуемой группе. Динамику заболевания не выявить.
  • Продольное, или когортное. Этот вид исследований считается самым доказательным и проводится часто. В течение длительного времени осуществляется наблюдение за группой добровольцев. Стоимость его проведения высокая, выполняется одновременно в нескольких странах.
  • Ретроспективное. Дешевый вид испытаний, доказательная база низкая, поэтому ненадежный вид. Используется для выяснения факторов риска. Изучаются данные проведенных ранее исследований.

Рандомизация или случайное распределение

Это еще одно правило, которое требуется выполнять. Пациенты, принимающие участие в исследовании, объединяются в стихийные группы независимо от возраста и пола, т. е. происходит случайный отбор кандидатов, что позволяет исключить влияние этих факторов на итоги исследования.

Трудности

Сложность отбора добровольцев считается одной из серьезных и трудных проблем, с которыми сталкиваются специалисты-исследователи. В основном в группу с одним заболеванием можно включить около шести процентов пациентов.

Виды контролируемых испытаний

  • Одноцентровыми, когда исследования осуществляются в одном учреждении здравоохранения. Трудности – сложно сделать выборку по всем исследуемым признакам за короткое время.
  • Многоцентровыми. В процесс вовлекаются несколько медицинских организаций, и все работают по одному протоколу.
  • Открытыми. Доброволец и доктор после рандомизации владеют информацией о виде лечения.
  • Слепыми. Врач узнает о терапии после рандомизации, а испытуемый не будет об этом знать (этот вопрос оговаривается предварительно и получается добровольное согласие гражданина на его участие в процессе исследования).
  • Двойными слепыми. В этом случае ни доброволец, ни доктор не знают, какой вид вмешательства будет у конкретного индивида.
  • Тройными слепыми. Этот вид испытаний подразумевает, что врач, испытуемый и непосредственно сам исследователь, который обрабатывает полученные результаты, не владеют информацией о типе вмешательства.

Недостатки рандомизированных контролируемых испытаний

Ввиду больших материальных затрат и длительного периода:

  • испытания проводятся в течение малого промежутка времени на небольшой группе добровольцев или большая часть исследований не проводится совсем;
  • в связи с оплатой испытаний фармацевтическими компаниями, НИИ, университетами, указывается и их направление;
  • используются критерии оценки косвенные вместо клинических.

Систематические ошибки возникают по следующим причинам:

  • включение в группу только тех добровольцев, которые выдадут предсказуемый результат при приеме препарата;
  • несовершенная рандомизация;
  • осведомление исследователей о нахождении пациентов в конкретных группах, т. е. слепой метод не соблюдается.

Преимущества рандомизированных контролируемых исследований

  1. Оценивается эффективность лекарственного средства по сравнению с препаратом-плацебо в определенных группах, например, у мужчин в возрасте от 40 до 50 лет.
  2. Накопление информации после проведенного исследования.
  3. Целью может являться не возможность подтвердить собственную гипотезу, а попытка провести фальсификацию.
  4. Исключение ошибки, так как идет сравнение в других идентичных группах.
  5. Возможность комбинировать полученные результаты из нескольких исследований (мета-анализ).

Заключение

Для внедрения в медицинскую практику доказательных исследований необходимо описывать четко группы добровольцев, на которых изучалось действие препарата для лечения конкретной патологии. Четко прописывать критерии отбора и причины исключения из испытания пациентов, а также проводить оценку результатов средствами, доступными в практической медицине.

Исследования первой фазы – оценивается предварительная информация о безопасности и возможности улучшения состояния пациента.

Исследования первой фазы выполняют на добровольцах, но лишь в том случае, когда в результате неоднократных экспериментов на животных установлена представляющая для здоровья испытуемого опасность, выявлены угрожающие факторы и разработаны надежные способы предупреждения и преодоления их вредного влияния. Поскольку реакция организмов человека и животного на изучаемое вмешательство не может быть идентичной и невозможно полностью предсказать результаты полезных и вредных эффектов вмешательства, экспериментальные исследования выполняют на людях.

Читайте также:  Как применять аллохол для чистки печени

Добровольность участия в испытании подразумевает полностью сознательное и добровольное согласие. Количество испытуемых обычно составляет от 20 до 80 человек.

Исследования второй фазы – предлагаемый метод лечения сравнивается с общепринятым для таких ситуаций лечением.
Цель – получение информации об эффективности и безопасности лечения.

В ходе исследования подбираются эффективные дозы, кратность введения, оцениваются побочные эффекты. Исследование является контролируемым и, как правило, рандомизированным. Количество задействованных больных составляет от 100 до 400 человек.

Исследования третьей фазы – выявляются обычные побочные реакции, отрабатываются детали вмешательства, формируются четкие показания.

Эту фазу, как правило, выполняют с рандомизацией, чтобы определить, насколько один из методов лечения эффективнее (клинически или экономически) и безопаснее, получить дополнительные сведения о результатах лечения при использовании метода в реальной клинической практике, детально изучить частые осложнения лечения и редкие нежелательные реакции.

Исследования чаще являются многоцентровыми и охватывают от 1 тыс. до 10 тыс. больных (в зависимости от ожидаемой частоты клинического исхода или осложнения лечения).

Исследования четвертой фазы – рандомизированные контролируемые исследования для определения отдаленных результатов, выявления необычных побочных реакций, сравнивается эффективность применяемых лекарственных препаратов со сходными.

В ходе исследований изучаются разные режимы (дозы, методики) вмешательства, результаты лечения в группах пациентов с иными по сравнению с предыдущими исследованиями исходными характеристиками.

… Рандомизированные исследования делят на открытые и слепые.

Открытое исследование подразумевает, что и пациент, и врач сразу после проведения рандомизации узнают о том, какой вид лечения будет применен.

При простом слепом рандомизированном исследовании пациенту не сообщают о виде применяемого лечения. Этот момент обговаривается с пациентом заранее, при получении его информированного согласия на исследование. Врач узнает, какой вариант лечения получит больной после процедуры рандомизации (например, ангиопластику или стентирование, установку клапанного протеза того или иного типа).

Двойное слепое рандомизированное исследование подразумевает, что ни врач, ни пациент не знают, какое вмешательство будет применяться (например, простой или низкомолекулярный гепарин будет вводиться).

Тройное слепое рандомизированное исследование предполагает, что о типе вмешательства в каждой из сравниваемых групп не знают ни пациент, ни врач, ни статистик, обрабатывающий результаты исследования.

Важно! Несмотря на то что сегодня результаты рандомизированных исследований считаются золотым стандартом доказательности изучаемых вопросов, проведение, оценка и использование результатов таких исследований в клинической практике связаны со множеством проблем

Эти проблемы объясняются:

  • сложностью организации исследования;
  • значительными временными и финансовыми затратами;
  • психологической неготовностью врачей и пациентов к выбору лечения «случайным» методом (отказ врачей и пациентов от исследования обычно связан с несколькими причинами: во-первых, используемый метод, даже в отсутствие доказанной эффективности, поддерживается традицией или авторитетом ученых; во-вторых, существует заблуждение по поводу того, что при случайном распределении больной не получит оптимального лечения; в-третьих, происходит подсознательное неприятие термина «испытание на людях»);
  • низкой обобщаемостью получаемых результатов. В рандомизированные исследования в связи с жесткими критериями включения-исключения можно включить не более 10% всех пациентов с изучаемым заболеванием;
  • противоречивостью результатов небольших рандомизированных исследований;
  • неполным соответствием результатов рандомизированных исследований результатам применения метода в реальной клинической практике, что обусловлено различными исходными характеристиками групп пациентов (социально-демографическими показателями, тяжестью заболевания, спектром исходного риска), различной организацией лечебного процесса на всех этапах его осуществления и пр.;
  • зависимостью результатов рандомизированных исследований от используемого статистического метода анализа: «намерение – лечение» и «по фактически полученному лечению». И в том и в другом случае возможно получение смещенных (искаженных) результатов.

… Следует помнить еще об одном показателе, который часто упоминается при оценке эффективности лечения – значении р (вероятности того, что обнаруженные различия неслучайны). Если р = 0,05, то вероятность случайного выявления различий в эффекте лечения составляет 5%, если р = 0,1, то 10% (то есть при проведении повторных исследований вероятность того, что различия не будут выявлены, составляет 10%).

При исследовании эффективности лечения нужно не только выяснить, выявлены ли статистически значимые различия показателей критериев эффективности в группах, но и обратить внимание на абсолютные значения сравниваемых показателей.

Важно! Понятия статистической достоверности и клинической значимости результатов различаются: статистически достоверными могут оказаться даже минимальные различия в показателях при большом количестве пациентов в исследовании…

Качественные клинические исследования, выполненные в соответствии с определенными правилами, позволяют снизить риск получения ошибочных результатов и избавиться от предвзятых выводов. Рандомизированные исследования, представляющие собой золотой стандарт доказательных исследований, тем не менее, характеризуются методологической и организационной сложностью их проведения, возможностью неадекватной оценки полученных результатов.

Во всех случаях использование врачами в практике новых для данной клиники метода или методики лечения является клиническим испытанием (особенно в области хирургии, где многое зависит от опыта хирургической бригады и службы анестезиологии-реаниматологии, а также от технического оснащения).

Важно! Результаты исследований, приведенные в литературе, далеко не всегда оказываются аналогичными, поэтому внедрение новых методов должно сопровождаться клиническими испытаниями с использованием принципов GCP

  • индивидуальных клинических, психологических и социальных особенностей пациентов (например, в США не рекомендуют выполнять трансплантацию печени пациенту с циррозом печени, если он не прекращает злоупотреблять алкоголем);
  • клинических особенностей групп пациентов (риска развития осложнений лечения, снижения неблагоприятного исхода болезни при использовании определенного метода);
  • особенностей организации медицинской помощи (имеющихся ресурсов, опыта персонала, географической доступности) и т. д.

… Вряд ли следует рассчитывать на то, что в реальной клинической практике полностью повторятся результаты «рафинированных» исследований (с жестким отбором пациентов и идеальными условиями оказания медицинской помощи).

  • При оценке результатов лечения следует помнить не только о положительных эффектах лечения. Так, создатель клинической фармакологии в России, академик АМН СССР Б.Е. Вотчал, отмечал, что если препарат лишен побочных эффектов, то следует задуматься, есть ли у него какие-либо эффекты вообще. Именно поэтому, оценивая эффективность лечения или назначая лечение, в отношении которого уже получены положительные результаты, необходимо тщательно взвесить, не окажется ли результат лечения хуже самой болезни.
  • В связи с чрезвычайно большим количеством проводимых в мире исследований и противоречивостью выводов, сделанных на их основании, для оценки эффективности методов и технологий лечения применяются систематические обзоры и метаанализы.
  • Методология систематического обзора принципиально отличается от методологии литературного обзора по той или иной проблеме (основные отличия представлены в табл. 2).
  • Если данные оригинальных исследований статистически не обобщены в массив данных, то систематизированный обзор называют качественным. Если данные оригинальных работ объединены с помощью специального статистического анализа, то имеет место количественный систематизированный обзор, или метаанализ.

Подготовка систематического обзора – чрезвычайно кропотливая поисково-аналитическая работа, в процессе которой оцениваются методологическое качество каждого исследования и доказательность декларируемых выводов, выявляются причины различий в результатах отдельных исследований и решается вопрос о возможности применения полученной информации в обычной клинической практике.

Во избежание субъективизма в составлении систематических обзоров участвуют как минимум два автора, которые работают независимо друг от друга (слепым методом) и при необходимости связываются с авторами публикаций для решения возникших вопросов по методике проведения исследований и статистического анализа полученных данных. …

Если в анализ включено несколько небольших исследований с вариабельными результатами, то выводы могут оказаться малоинформативными. Результатом такого исследования может быть вывод о том, что польза или вред изучаемого вмешательства не доказаны и требуются дальнейшие исследования.

Читайте также:  Смертельные детские болезни

Включение отдельных исследований в общий метаанализ не всегда представляется возможным. Абсолютно одинаковых исследований, даже по одной и той же проблеме, не существует, а некоторые различия (например, неоднородность исходных характеристик пациентов, разные критерии оценки эффективности лечения) не позволяют сделать корректные выводы в случае объединения исследований.

В настоящее время метаанализ относят к высшей категории доказательств, однако есть и противники такого подхода, называющие его метаглупостью в связи с тем, что при объединении различных исследований, которые охватывали пациентов с разными характеристиками, использовалось несколько отличающихся схем лечения (например, установка разных видов стентов) и получаемые результаты нередко противоречат здравому смыслу.

Ежегодно в мире публикуется огромное количество статей, представляющих результаты клинических исследований и метаанализа по оценке эффективности методов и технологий лечения.

Часть публикаций содержит информацию о качественных клинических исследованиях, выполненных в соответствии с принципами GCP. Вероятность ошибочного результата в таких исследованиях небольшая. В то же время часть публикаций в результате неадекватного планирования исследования (или статистических манипуляций с получаемыми результатами) может вводить практикующих врачей в заблуждение.

Важно! Даже рандомизированные исследования и метаанализ, которые считаются золотым стандартом доказательности, могут содержать ошибочные данные, и их результаты не всегда соответствуют реальной клинической практике

Имеют значение характеристики пациентов и применение метода именно для тех из них, в отношении которых были показаны положительные результаты применяемого метода лечения; знания и опыт врачей конкретного лечебного учреждения; условия организации медицинской помощи.

При большинстве заболеваний (клинических состояний) доказательств о преимуществах одного метода лечения перед другим бывает недостаточно для формирования клинических рекомендаций, основанных на фактических данных об улучшении таких важных исходов, как выживаемость и жизнеугрожающие осложнения. Часто преимущества какоголибо одного метода являются несущественными, а доказательные данные об эффективности метода лечения недостаточными, поэтому экспертное (и, конечно, субъективное) мнение специалистов имеет очень большое значение для формирования текущей клинической практики.

В связи со значительной вариабельностью патологии, с которой сталкиваются врачи всех медицинских учреждений, оценка результатов лечения и факторов, влияющих на результаты, возможна только при накоплении достаточных объемов информации в персонифицированных базах данных. Оценка эффективности лечения конкретных больных до сих пор основана на экспертной оценке их состояния, а качество оказания медицинской помощи зависит от соответствия тактики ведения больного профессиональным клиническим рекомендациям (с учетом индивидуальных особенностей течения болезни).

После прошедших дебатов мы договорились с Анатолием Чубайсом продолжить дискуссию о препарате «кагоцел», подающемся в качестве «жемчужины» достижений РОСНАНО.

Анатолий Борисович, как и обещал, опубликовал список исследований и публикаций, касающихся препаратов. Эта публикация не удовлетворила нас (и не только нас) ни в коей мере.

В ФБК нет врачей, биологов или фармацевтов, однако существует много экспертов, в знаниях и объективности подхода которых мы не сомневаемся.

Мы попросили известного врача, кандидата медицинских наук, терапевта, кардиолога, организатора здравоохранения, члена Американской Ассоциации Сердца и Европейского Общества Кардиологов, автора более 85 научных публикаций Ярослава Ашихмина подготовить статью-ответ главе РОСНАНО.

Ярослав любезно согласился и написал текст в научно-популярном стиле, чтобы он был понятен широкому кругу читателей.

Ниже текст полностью, а затем некоторые мои соображения о том, как дальше может развиваться эта дискуссия.

Имя им — Кагоцел

Препарат Кагоцел относится к группе так называемых «иммуномодуляторов» и «индукторов интерферона», призванных усиливать иммунный ответ против вирусной инфекции. В «пробирке» так и происходит, но организм устроен значительно сложнее. Представьте, что иммунная система – это армия, а вирус – агрессор. Появление вируса в организме вызывает мощную активацию иммунной системы, оно само собой усиливает синтез защитного интерферона почти до максимума. Теперь представим, что во время разворачивания сил армии, откуда ни возьмись прилетают инопланетяне и дают дубинкой по голове без разбора каждому военному с целью их дополнительно «простимулировать к бою». Примерно это происходит при попадании «иммуномодуляторов» в кровь. Нужно понимать, что люди сосуществуют с вирусами с момента их появления на Земле. Система иммунитета великолепно настроена, ее можно сравнить с элитными подразделениями спецназа (пресловутое «снижение иммунитета» – это один из мифов, успешно используемых производителями иммуностимуляторов).

В большинстве случаев дополнительное введение «иммуномодулятора» никак не сказывается на ходе войны против вируса: легкий удар дубинкой игнорируется профессиональными военными, продолжающими делать свое дело. Вирусы приобретают частичную «устойчивость» к интерферонам, но в арсенале иммунной системы есть множество других спецсредств, многие из которых, кстати, кардинально превосходят «систему интерферона» по эффективности. Есть и другие сценарии. Если из-за индивидуальных особенностей организма и типа вируса интерферон отлично «сработал», армия может не разработать эффективный план для отражения новой волны инфекции (специфический иммунитет сформируется не полностью). И вместо того, чтобы очень быстро нейтрализовать похожий вирус при новой встрече, она будет ждать стимуляцию извне (вы пойдете покупать стимулятор иммунитета, чего очень ждет производитель).

Второй сценарий – много хуже. В организме любого человека периодически появляются клетки с мутациями различной степени опасности. Это могут быть единичные дезертиры, которые быстро вылавливаются и уничтожаются «подразделением собственной безопасности» иммунной системы, а может быть целое «подполье», пока что ей не выявленное (клетки крови с «предраковыми» изменениями). Принимаемый с благими намерениями иммуномодулятор может дать диверсантам дополнительные силы (простимулировать клон клеток, ставший на путь «ракового перерождения»), и через несколько лет они «выйдут из подполья»: разовьется гемобластоз или «рак крови». Пока есть хоть небольшая вероятность такого развития событий, то есть неизвестны долгосрочные эффекты индукторов интерферона и иммуномодуляторов, они не должны массово применяться, особенно – у детей, у которых иммунная система только формируется.

А клинические исследования Кагоцела, которым можно бы было верить, проведены не были. Тем временем препарат не просто зарегистрирован и активно используется, — он попал в перечень Жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП), что автоматически открыло ему доступ к рынку госзакупок. Шутка о том, что «без Кагоцела никак нельзя выжить», не покажется смешной тысячам наших соотечественников, погибающих по причине отсутствия реально спасительного лекарства, — потому что оно не попало в перечень, а значит клинике практически невозможно его закупить.

Все англоязычные статьи, (в том числе приведенные в посте Анатолия Чубайса – это не клинические исследования, а посвященные иммуномодуляторам обзоры литературы и исследования Кагоцела, проведенные на культурах клеток и лабораторных животных. Они освещают лишь самый ранний этап создания лекарства. Вся история развития фармакологии говорит о том, что слепой перенос их результатов на людей чреват самыми разными осложнениями.

Очень важно понимать, что потенциальный рынок для противовирусных препаратов составляет многие десятки миллиардов долларов, так как заболеваемость вирусными инфекциями очень высокая. Если у инвесторов будет минимальная уверенность в том, что препарат хотя бы немного эффективен, они тут же проведут качественное клиническое исследование и опубликуют в приличном журнале, что откроет доступ к мировому рынку. Посмотрите на ситуацию с ОРВИ, вызванной новым коронавирусом, — MERS. Как вы думаете, сколько бы могли корейцы заплатить за упаковку нового эффективного противовирусного препарата? Почему они до сих пор ничего не знают про чудодейственные «индукторы интерфероны» и иммуномодуляторы, которые по логике должны быть эффективны против всех ОРВИ, включая коронавирус, вызывающий MERS?

Стратегия простая – если препарат продается (в России – на 2,5 млрд рублей в год!) –то не надо его лишний раз исследовать. Увы, объем продаж далеко не всегда свидетельствует об эффективности и качестве лекарства.

Читайте также:  Ожог ноги кипятком фото

Анатолий Чубайс во время дебатов упоминал FDA, одобряющую лекарственные препараты для применения в США. Попробуйте найти хоть одно упоминание о Кагоцеле на сайте FDA или в международной базе клинических исследований Сlinicaltrials. В авторитетных научных журналах, в том числе российских, индексируемых крупнейшей мировой «научной библиотекой» Pubmed, не опубликовано результатов ни одного(!) рандомизированного клинического исследования препарата Кагоцел. Не нужно быть фармацевтом, чтобы из названий статей понять, что исследования проведены на грызунах и культурах клеток.

Анатолий Чубайс играет с нами в наперстки. Он пишет, что «всего в регистрационных клинических исследованиях приняли участие около 2000 пациентов», а дальше бравирует цифрой в 21 000 человек, якобы принявших участие в «пострегистрационном исследовании».

Чтобы понять, в чем Анатолий Чубайс лукавит и почему приведенные в списке литературы клинические исследования нельзя считать корректными, нужно обладать определенным уровнем базовой подготовки. Если говорить коротко, то современная медицина принимает в качестве доказательств эффективности только особый вид исследований – так называемые двойные слепые плацебо-контролируемые исследования. Они проводятся по очень жесткому плану, и должны включать точное описание сравниваемых групп пациентов, используемые критерии эффективности и безопасности, применяемые методы статистической обработки материала и развернутые результаты работы. (Популярно про клинические исследования, а также силу плацебо, поправку на которую всегда нужно делать, можно прочитать здесь)

Большинство материалов, которые упоминает Чубайс – это просто обзоры литературы, исследования низкого качества без рандомизации, а то и откровенные агитки. Не правда ли, не нужно быть статистиком, чтобы в этом убедиться? Есть несколько рандомизированных клинических исследований, однако из всей кипы материалов ни одно исследование не отвечает жестким критериям доказательности.

Самые «сильные» работы в досье — эта и эта — но и они были проведены как «простые слепые», т.е. исследователи знали, кто получает Кагоцел, а кто – плацебо, что могло сказаться на результатах работы. В первую работу был включен всего 81 человек, во вторую – 60 детей.
Согласитесь, это совсем не «2 тысячи пациентов». В работах ничего не сказано про применяемые методы статистики, не приведены исходные характеристики исследуемых популяций пациентов, на основании которых сделан вывод об их сопоставимости. Огрехи настолько критичны, что ни в один уважающий себя медицинский журнал, ни западный, ни российский, эти исследования не принял. Поэтому они все и опубликованы в журналах «второй лиги», в которых вообще может не быть ни научного редактора, ни рецензентов.

Что касается пострегистрационного исследования, в которых приняли участие 21 тысяча человек, то это исследование наблюдательное, «неинтервенционное», то есть в нем не была поставлена принципиальная задача по изучению конкретного препарата Кагоцел, о чем, кстати, честно сказано в приведенной Анатолием Чубайсом таблице исследований.
Цифра 21 тысяча красивая, а за ней, если аккуратно выражаться, – пустота.

Этот список сам по себе очень интересен.

Из него, например, следует, что у взрослых не было проведено ни одного исследования III фазы (без которых регистрация формально невозможна), а у детей – ни одного исследования II фазы (необходимы для оценки безопасности и подбора дозировки).

Нигде не удается найти результатов упомянутых в нем ключевых исследований II фазы по лечению и профилактике гриппа, включавших 262 и 719 взрослых пациентов с гриппом и ОРВИ. Скорее всего, они вообще не были опубликованы.

Кстати, все главные обзоры исследований Кагоцела ссылаются на нигде не опубликованную(!) работу, проведенную «на базе НИИ гриппа РАМН, НИИ вирусологии им. Д.И. Ивановского РАМН и Военно-медицинской академии им. С.М. Киров в период 2000–2003 гг.», в которую в группы Кагоцела и плацебо включалось ровно по 550 пациентов.

Не нужно быть специалистом, чтобы увидеть, что ссылок на большинство работ из «регистрационного» досье в приведенных Антолием Чубайсом материалах нет. Статьи, размещенные на сайте Каголцела, писали совсем другие авторы. Господин Чубайс, как бы со всеми этими исследованиями ознакомиться? Кстати, еще очень хотелось бы видеть результаты фармако-экономических исследований, без которых формально препарат не может быть включен в список ЖНВЛП. И материалы, которые были поданы в FDA.

Ситуация с Кагоцелом, когда препарат, не прошедший должных испытаний, не просто выпускается на рынок, но и попадает в ЖНВЛП, увы, не уникальна для современной России. В отечественном фармбизнесе царят совершенно дикие нравы. Другие известные «противовирусные» препараты – амиксин, анаферон, арбидол, ингавирин, виферон, и тд – ничем не лучше кагоцела, а некоторые из них изучены еще хуже и, вполне возможно, даже более опасны.

Самое главное, мне трудно понять, как вообще Роснано решило инвестировать в Кагоцел? Если вы хотите сделать честный бизнес, то вкладывать средства в препараты, подобные Кагоцелу по меньшей мере глупо. Это примерно как разрабатывать оптимальную дубинку, когда над головой проносятся истребители. Индукция интерферона и неспецифическая («массированная») стимуляция иммунитета – это архаичные подходы, от которых на Западе практически отказались. Считается, что в настроенную тончайшим образом систему иммунитета не стоит лезть с разводным ключом. Нужно обеспечить защитным силам организма режим максимального благоприятствования – покой, обильное питье и правильное питание, организм не только сам справится с инфекцией, но и «обучится» быстрее отражать новые атаки вирусов. Главный вектор развития фармакологии – это создание вакцин и препаратов, бьющих непосредственно по вирусу, следующий шаг – сверхточное влияние на отдельные звенья иммунитета, которые сейчас только-только открываются.

И РОСНАНО не стоит удивляться, почему из всех ее спорных проектов именно за Кагоцел придется отвечать отдельно. Потому что, как говорил известный персонаж советского кино, «то –бензин, а то – дети».

Автор статьи — Ярослав Ашихмин.

Большое спасибо Ярославу за статью и помощь в анализе био-медицинских проектов РОСНАНО.

Что делать дальше? Вопрос важный, касается не только спора вокруг РОСНАНО, но и медицинской сферы вообще — препарат, к которому предъявляются такие претензии, не может быть в списке жизненно важных лекарств.

Я вижу два шага:

1. Публикация всех материалов исследований, упомянутых РОСНАНО, для независимого анализа. В первую очередь это касается:

А) Многоцентровое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование по оценке эффективности и безопасности препарата Кагоцел для лечения гриппа и других острых респираторных заболеваний у взрослых (2001 год, включено 262 пациента)
Б) Многоцентровое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование по оценке эффективности и безопасности препарата Кагоцел для неспецифической профилактики гриппа и острых респираторных заболеваний у взрослых в период массового подъема заболеваемости (2001 год, включено 719 пациентов)
В) Многоцентровое слепое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование по оценке эффективности и безопасности препарата Кагоцел для лечения гриппа и других острых респираторных заболеваний у детей в возрасте от 6 до 17 лет (2007 год, 120 детей)
Г) Многоцентровое слепое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование по оценке эффективности и безопасности препарата Кагоцел для профилактики гриппа и других острых респираторных заболеваний у детей (2008 год, 180 детей)

2. Создание независимой экспертной комиссии (независимость которой будет признана людьми типа Ашихмина или Охотина — критиками Кагоцела), которая проведёт специальный открытый разбор всех исследований и публикаций о «чудо-лекарстве», задокументирует результаты своей работы и опубликует их полностью.

Если компания РОСНАНО заинтересована в том, чтобы её биомедицинские проекты не подвергались сомнениям, то эти два простых шага — в её интересах тоже.

Ссылка на основную публикацию
Рамазид н инструкция по применению аналоги
Действующее вещество: Фармакологическая группа Ингибиторы АПФ в комбинациях 3D-изображения Инструкция по медицинскому применению Цены в аптеках Москвы Оставьте свой комментарий...
Разные формы женской груди фото
Рассмотри еще очень интересную информацию, касающуюся форм женской груди, которая однозначно заинтересует всех девушек. В наше время, ученые сделали огромный...
Разогревающие мази от кашля взрослым
Полезные свойства Лучшие составы Местные средства против сухого кашля Детские мази от кашля Рекомендации по применению Видео по теме Комплексное...
Рана от языка не заживает
Причина многих болезней ротовой полости чаще всего заключается в развитии вредных бактерий. Однако многим известны неприятные ощущения на языке в...
Adblock detector